Мужчины на грани нервного срыва

«Ужин для троих»

О спектакле:

В пространстве Любви нет выигравших и проигравших — есть только чувства, страсть и влечение сердца.

Она и три главных мужчины её жизни: робкий мальчишка, амбициозный бизнесмен, уютный и домашний муж.

Подружка, любовница, жена — во всех ипостасях женщины она пыталась найти для себя того единственного, настоящего, с которым хочется бродить по улицам, держась за руки…

Поговорим о Любви, хорошо? Коктейль чувств с долей юмора и ... светлой грусти.

Самый пронзительный и необыкновенно красивый музыкальный спектакль о любви.

Создатели спектакля:

Актеры:

Продолжительность спектакля

1 час 50 минут

Премьера состоялась

17 марта 2018 года

новости и пресса

  • 21.09.2020.
    25 октября - "Ужин для троих". Дом Актера. 19.00.

    Отзыв нашей зрительницы Юлии: "Были на "Ужине для троих". Главная актриса просто изумительная. Саксофонист приятно удивил. Очень понравился спектакль!"
  • 31.08.2020.
    Екатерина Чернова Медіа-проект Read.Me

    "ТВОРЧЕСКАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ" ОЛЬГИ СОЛОНЕЦКОЙ
    Сегодня мы пригласили к откровенному разговору одну из ярчайших звезд на небосклоне театрального Харькова. Ее роли – всегда высокая планка настоящего актерского искусства. И вне сцены она оказалась невероятно глубокой искренней личностью. Об актерской профессии, проблемах харьковских театров, отношению к видео-спектаклям и многом другом читайте в нашем интервью с одной из ведущих актрис Харьковского театра им. Пушкина и  театра «Новая сцена» Ольги Солонецкой

     — Ольга, первый вопрос традиционный: как Вы стали актрисой, пришли в театр? Как это вообще происходит?

    Мой путь в театр был достаточно странный, потому что в детстве я чем только не занималась: музыкальная школа, фигурное катание, художественная гимнастика, легкая атлетика, народные танцы. Но никакой театральной студии никогда не посещала. То есть, сказать, что я в детстве читала стишки на стуле – такого не было. Просто в моей жизни всегда присутствовала большая творческая составляющая.

    После школы я поступила на иняз в Университет им.Каразина. А моя подруга, которая была и есть, на мой взгляд, великим гуманитарием, поступила на физтех в ХПИ. Этику и эстетику там преподавали бывшие актеры театра Пушкина - Вадим Давыдович Розен и Валентина Михайловна Сухарева. И они предложили моей подруге прийти попробоваться в Народный театр “Политехник”, он до сих пор существует на базе ДК ХПИ.

    Подруга позвала меня пойти за компанию, так как сама боялась. Таким образом я попала в театр и заболела им. В первый раз выходить на сцену было очень страшно, помню, у меня тряслись колени. Но в меня тогда поверили. И я решила поступить в Институт искусств на актерский факультет, хотя было мало шансов – всего 12 мест при конкурсе 10 человек на место. И я поступила - это был курс Народного артиста Михаила Тягниенко и Любови Шульги.

    — Обычно мы видим артистов только на сцене и зачастую они кажутся нам, зрителям, каким-то небожителями. А в действительности, отличается ли повседневная жизнь актера от других людей?

    Мне кажется, это зависит от самого человека: какой он, кем он хочет казаться и кем является на самом деле. Мне всегда хотелось быть собой. Понятно, что в жизни приходится идти на компромиссы, но мне никогда не хотелось быть кем-то. Когда после второго курса я пришла в театр Пушкина, мне сказали, что в труппе есть актриса, на которую я очень похожа внешне. И если буду стараться копировать ее, то мне достанутся ее роли, так как она уже в возрасте. То есть, был шанс быстро сделать карьеру. Но я тогда сама себе сказала: “не хочу”. Очень важно понимать, что нужен именно ты, а не стараться пристроиться.

    Если говорить о повседневной жизни, то лично мне очень нравится экстрим, который выходит за рамки обыденности: байдарки, лыжи, велосипеды, горные походы. Не потому, что адреналина на сцене не хватает - его вполне достаточно, а потому что мне нравятся новые впечатления: природа, города, люди. Наверное, это важно для каждого творческого человека, чтобы сберечь свежесть восприятия.

    — Играют ли артисты в жизни, и как они выходят из состояния игры после спектакля?

    Думаю, безусловно играют вне сцены, это очень сложно убрать. Опять же, все зависит от воли человека. Часть артистов играют в жизни больше, чем на сцене, как это ни парадоксально. У них есть какой-то свой образ-маска, которую они никогда не снимают. А часть артистов просто не могут сразу выйти из роли, которую проживают – настолько глубоко происходит погружение. Так у нас проходил мастер-класс режиссера Клима, и он сказал: “Идеально, когда артист – это человек с огромной болезненной дырой в душе. И выходя на сцену, он эту дыру штопает – все, что там болит, временно зарастает”. Артист – это другой человек, он по-другому чувствует, видит, слышит. И это, наверное, очень правильно. Ты не можешь прийти домой и оставить работу за порогом – это не та профессия.

    — Зачем, по-Вашему, люди приходят в театр?

    Сейчас возникло такое модное течение, как онлайн. И многие этим загорелись: давайте делать, развивать. Но я категорически против. Где-то прочитала и очень согласна с этой фразой: “Театр полез к нам в глаза”. Мне кажется, театр тем и ценен, что это искусство, которое происходит здесь и сейчас. И каждый спектакль уникален. Наверное, можно снимать спектакли на видео, но тогда это должно быть снято с трех-четырех камер, очень четко, режиссер должен продумать монтаж: что взять крупным планом, а что общим. Возможно, тогда это станет произведением искусства. А так…

    Уже подташнивает от этих видео-спектаклей, которые выкладывают в сети. Понятно, что “нас не должны забыть, пока мы на карантине”. Но я считаю, зритель должен приходить в театр, потому что там происходит чудо. Оно возможно только когда человек приходит к человеку, от сердца к сердцу. Вот когда появляется эта ниточка, которой ты потихоньку затягиваешь зрительный зал куда-то, чему нет точного определения, тогда и случается магия театра – то теплое, что происходит именно с тобой.

    — Что, на Ваш взгляд, происходит сейчас в харьковских театрах? Зритель имеет достаточно возможностей соприкоснуться с этой магией?

    Если честно, последние пару лет я нахожусь в немного растерянном состоянии. Мне казалось, театр будет развиваться в одном направлении, а все пошло в совершенно в другом. Я имею в виду это огромное количество появившихся пошлых комедий. Хотя понимаю, что когда в год в Харькове учебные заведения выпускают по 80 артистов, им куда-то надо деваться. Понятно, что самый простой способ заработать – это антреприза. Но качество…

    Хотя, мы все сейчас находимся в каком- то заколдованном круге, потому что сильно зависим от зрительского спроса на легкие, бездумные комедии. Получается, ты должен что-то штамповать “на потребу публики”. А когда предлагаешь спектакль, который может сказать что-то важное людям, он мало кому нужен.

    — А как же спектакли малой сцены театра им. Пушкина, о которых столько копий критиков сломано? Эти постановки вряд ли назовешь антрепризами.

    То, что происходит на малой сцене Пушкина и конкретно с ее режиссером Александром Серединым – это не совсем тот театр, который бы мне хотелось, чтобы он развивался. Да, я понимаю, что это эксперимент, что это интересно. Когда смотрю интервью Середина, его мастер-классы – мне очень нравится, как он думает, я со многим согласна. Но когда смотрю его работы, часть вещей у меня вызывает отторжение. Не могу даже объяснить, чем. Понятно, что ребятам хочется эпатажа, сарказма, драйва, но мне не хватает в этом всем смыслов, души. Нет чего-то такого, что бы в меня вошло и оставило свой след, пусть даже негативный. Зацепила только “Эвридика” – она мне откликнулась и с эстетической точки зрения, и с интеллектуальной. Понимаете, если бы это не касалось моего театра, я бы так не переживала.

    — Не могу не коснуться еще одного животрепещущего вопроса – о карантине и изоляции. Как Вы воспринимаете эту ситуацию?

    Думаю, у тех, кто сейчас не унывает, происходит рост и переосмысление того, что было. У меня, например, жизнь не сильно изменилась. Понятно, что нет спектаклей и я страшно скучаю за репетициями. Но зато появилась возможность посмотреть и узнать все, на что не хватало времени в суете.

    Мне кажется, после карантина часть людей уйдет из искусства, поймут, что это не их дело. Карантин все расставит на свои места. Кто-то глубже осознает свое призвание, а кто-то, наоборот, сломается. Поймет, что все, чем он жил до этого – придуманное и наносное, не приносящее настоящей пользы людям.

    И еще мне кажется, что после карантина придет осознание важности живого человеческого взаимодействия в противовес технологиям и визуальным картинкам. Мне хочется в это верить.
  • 24.02.2020.
    Отзыв Натальи Шолкиной о спектакле "Ужин для троих": "Красивый,умный спектакль,отличные актеры,живая музыка.Ольга Солонецкая очаровала.Хочется поскорее еще какой-нибудь спектакль посмотреть театра Новая сцена."
  • 19.10.2019.
    Отзыв о театре "Новая сцена" от Сергей:
    "Творческим людям самое место в Харькове. Люблю тебя Харьков. Место культуры. Сюда тянутся истинные меломаны и интеллигенция. Хорошая атмосфера,прекрасная игра актёров."
  • 26.06.2019.
    Отзыв нашей зрительницы Юлии: "Были вчера на "Ужине для троих". Главная актриса просто изумительная. Саксофонист приятно удивил. Очень понравился спектакль!"
Все статьи (22) →

Оставить отзыв