Укрощение Сьюзен.

Новости и Пресса

Вернутся на главную
Показывать по:
  • 01.04.2004.

    ГОРЕЧЬ "ЧЕРНОГО МОЛОКА"

    Центр современного искусства

    «Новая сцена»

    В. Сигарев «Черное молоко»

    Режиссер Н. Осипов

    К Международном дню театра Николай Осипов порадовал зрителей премьерой. Жанр спектакля «Черное молоко» обозначен как «комедия по-черному». И действительно — юмора в этой зарисовке современной российской действительности достаточно. Но какой-то он горький —как молоко у матерей, не сумевших вовремя расстаться с сигаретой. Именно о такой современной матери — молодой, но успевшей набраться разнообразного опыта, — и рассказывает нам драматург В. Сигарев. Вместе со своим супругом и компаньоном Левчиком она разъезжает по российской глубинке, торгуя всякой китайской дребеденью, обманывая доверчивых стариков и старух. Левчик в исполнении С. Дзялика нахален, весел и ретив. Цинизм и презрение к окружающим не просто стиль общения, это единственная возможность забыть о совести. Ибо совестливый человек в наше время много не заработает. И его молодая подруга (Н. Богуславская) ему под стать — грубая и резкая, таскающая огромные сумки, несмотря на беременность. Но случается непредвиденное — женщине приходится неожиданно рожать на глухом полустанке. Облапошенные деревенские бабы — кассирша Люся (В. Белая) и тетя Паша (О. Руденко) — совершенно бескорыстно помогают матери и ребенку. И что-то в героине меняется — от боли, от проклюнувшейся любви к родившейся дочке. Она вспоминает, что, кроме нелепой клички, есть у нее имя — Александра, Шура. И хочется ей попробовать побыть хорошей: добром платить за добро. Хочется пожить в покое — не ради денег, а ради людей. Все это Шура высказывает Левчику. Но начинающему бизнесмену такая подруга не нужна. Ему нужна привычная, тертая девка, готовая ради денег на все. И Шура не выдерживает — отрекается от веры в добро и покорно садится в опостылевший поезд — в прежнюю жизнь. Где она будет снова курить ментоловые сигареты, а маленькая дочь вместе с молоком матери будет всасывать черный опыт зла и ненависти.

    Полина Стрепетова, журнал "Харьков.Что.Где.Когда.", апрель 2004 год.

  • 18.02.2004.

    НЕ ВИШНЕВЫЙ САД

     

    «Нужны новые формы»,— говорил чеховский Трёплев. «Не боимся новых форм!» — заявляет сегодня лидер антрепризного театра «Новая сцена» Николай Осипов. И падкие на театральные новинки зрители атакуют Дом актера в дни показа спектакля «Яблочный вор» Ксении Драгунской - драматурга поколения молодых и «шершавых».

     

    «Кавалерийский налет» Драгунской успели испытать на себе уже несколько российских театров. «Яблочный вор» идет на сцене Московского театра сатиры, а другой спектакль по ее пьесе с не менее замысловатым названием «Ощущение бороды» — в Центре драматургии и режиссуры под руководством Алексея Казанцева и Михаила Рощина. Не встретились бы на пути Ксении эти «взрослые», некогда маститые, а сегодня порядком подрастерявшие свою былую популярность мастера драматургического цеха, не стала бы она столь скандально известной. Впрочем, ее пьесы вызывают разные, порой удивительно контрастные оценки.

    Создатели спектакля «Яблочный вор» (постановка Николая Осипова, режиссура Александра Дербаса) взвалили на себя нелегкую ношу: сюжета в его привычном понимании в пьесе нет, действия почти нет, а драматические ситуации под пером московской знаменитости легко превращаются в анекдотические. И приходится главной героине спектакля Фоминой на глазах у изумленных, зрителей в одиночестве заниматься прозаической домашней работой, поддерживая связь с внешним миром в основном по телефону.

    Но что означает странное словосочетание «яблочный вор», давшее название сему действу? Это становится понятно публике ближе к концу спектакля, когда один из героев признается в наслаждении раз в году красть яблоки под носом у хозяев. Причем «не корысти ради». Разбойничьи

    набеги этого преуспевающего бизнесмена в компании таких же, как он, «упакованных» приятелей — своеобразный ритуал, дань общей ностальгии по «яблочному» детству.

     

     

    Островки незатейливых приключений необходимы героям лирико-комедийного спектакля, уютно чувствующим себя в «коротких штанишках». Ведь они, согласно характеристике Ксении, — «одинокие дети, затаившие свои смешные детские мечты, которым никогда не сбыться».

    Конфликт спектакля (как и пьесы) размыт. Это скорее всего какой-то «любовный пятиугольник»: вся мужская команда сценических героев любит Фомину. Сама же она не видит, на кого бы израсходовать

    запасы чувства, а «любовный опыт» близкой подруги, стремящейся выйти замуж за экстрасенса или космонавта, ничего не добавляет к ее собственному. Люди, как дети, играют каждый в свои игрушки, а в случае угрозы проявлениям их капризов готовы крикнуть: «Уходи из моей песочницы!» Что-то похожее изрекает Фомина, прося воздыхателя не звонить ей больше...

     

    В меру своих способностей исполнители ролей пытались по старинке психологически оправдать свое присутствие на сцене, хотя мотивация поведения их героев так и не прояснились. Впрочем, откуда же взяться ясности, если в произведении Драгунской и тема-то не совсем определена, а тем более напрочь отсутствует интонация и позиция автора. А раз так, то никакими актерско-режиссерскими методами сценического воплощения ее «Яблочного вора» не спасти, будь они хоть трижды новыми.

    Что можно сказать о реакции зрительного зала?.. Симпатии зрителей были на стороне Фоминой. Ей хотелось сопереживать, верить, что она найдет выход из дурацких тупиковых ситуаций.

    Кстати, публика почуяла-таки некую новизну — в использовании обиходных словечек и ненормативной лексики, в абстрагировании от конкретики всего происходящего на сцене, в несоответствии костюмов какому-то определенному времени года...

    А финал спектакля позабавил всех зрителей без исключения. Фомина узнала, что хозяин яблок выстрелил в ее обожателя при попытке к краже. А он, обожатель, вдруг явился к ней живой-живехонек. «Теперь она его полюбит», — вздохнул зритель. И точно, благодаря придуманной кем-то из героев истории в яблоневом саду конфликт спектакля счастливо разрешился.

    В общем, это вам не «Вишневый сад»...


    Елена Седунова, "Событие", 12-18 февраля 2004 год
  • 01.01.2004.

    ЯБЛОЧНАЯ ИСТОРИЯ

    Центр современного искусства «Новая сцена»

    К. Драгунская «Яблочный вор»

    Постановка Н. Осипова

    Сценография Т. Шигимаги

    В спектакле заняты:

    Н. Богуславская, П. Никитин, В. Бондарев, М. Полищук, 0. Власов

    Последняя премьера уходящего года в театре «Новая сцена» — еще одна история о любви, которая началась с яблок. Вернее, яблоками закончилась. И поскольку автор пьесы — женщина, то воровать плоды с древа познания добра и зла на сей раз пришлось мужчине.

    Сергей Степцов, роль которого со сдержанным достоинством исполнил Петр Никитин, — преуспевающий бизнесмен, в жизни которого есть все, кроме любимой женщины. Любимой давно, еще с институтской скамьи. Знаете, есть такие женщины: вроде бы ничего особенного, но влюбляют в себя однажды и навсегда, и память о них не вытравить ни многочисленными браками, ни кругосветными путешествиями. Такова Аня Фомина, живущая в стареньком бревенчатом доме где-то в Подмосковье, что-то пишущая, ни от кого не зависящая. Наталья Богуславская показывает нам женщину резковатую, колючую, гордую, не желающую любви из жалости. Но при этом грубовато-добрую к друзьям.

    История отношений Ани со Степцовым сдвинулась с мертвой точки только тогда, когда она узнала о его, якобы, кончине. Именно эта мальчишеская выходка помогла Сергею завоевать любимую. В солидном предпринимателе Степцове вообще много неизжитого детства. Например, упорная приверженность давнему обычаю воровать яблоки в осенних садах. Что вы смеетесь? Кто-то в баню под Новый год ходит, а кто-то дружеской компанией сады обносит — ритуал, ощущение тесного мужского братства. Тем более что подстрелить из берданки и правда могут. Главное, что Аня на розыгрыш не обиделась. Может быть, дело в том, что она — из породы тех классических русских женщин, для которых главное — пожалеть большого сильного мужчину, крылом его приосенить. А там и до любви рукой подать.
    Эта предновогодняя сказка показалась бы сентиментальной, если бы не сдержанное веселье разнообразных дурацких ситуаций. Как сказано в подзаголовке — «лирическая комедия с танцами, космонавтами, экстрасенсами...». Космонавта, экстрасенса, а также чистильщика сапог, ларешника «восточной национальности» изобретательно и разнообразно воплощает в постановке Олег Власов.
    Итак, Аня и Сергей делают шаг навстречу друг другу. И на их счастливые запрокинутые лица падает первый снег — непременный участник всякой городской идиллии...
    Полина Стрепетова, журнал "Харьков.Что.Где.Когда"
  • 01.01.2004.

    "ЯБЛОЧНЫЙ ВОР" ПО-ХАРЬКОВСКИ

    ПЕРЕД САМЫМ НОВЫМ ГОДОМ ТЕАТР СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА «НОВАЯ СЦЕНА» ПРЕЗЕНТОВАЛ ПОСЛЕДНЮЮ В ЭТОМ СЕЗОНЕ ПРЕМЬЕРУ - ПЬЕСУ МОСКОВСКОЙ ПИСАТЕЛЬНИЦЫ КСЕНИИ ДРАГУНСКОЙ «ЯБЛОЧНЫЙ ВОР».

    Автор пьесы — потомственная современная писательница, дочь Виктора Драгунского, перу которого, к примеру, принадлежат ставшие классикой детской литературы «Денискины рассказы».

    «Повзрослеть человек не успевает. Жизнь слишком короткая. Все люди — дети. Одинокие дети, затаившие свои смешные детские мечты...» — считает Ксения. И именно такие не успевшие повзрослеть, но прожившие на белом свете уже по три десятка лет одинокие люди  становятся ее героями. Все они поняли, что жизнь коротка и быстротечна, но ведут себя абсолютно по-разному. Так, одна дама судорожно ищет вторую половинку, но ей почему-то не везет. То экстрасенс попадется, из-за которого дома все цветы вянут,-то «командир корабля многоразового использования», которого никак не вернут на Землю. Но она не отчаивается, а продолжает активно искать в надежде хоть за кого-нибудь выйти замуж.

    А вот главной героине лишь бы кто не нужен. Ей непременно подавай большую любовь. Но искать ее она не собирается. Эта сильная женщина, в недалеком прошлом — секретарь комитета  комсомола, просто ждет... А тем временем, пока она в одиночестве отважно изучает руководство по эксплуатации стиральной машины, чинит лопату и вскапывает огород, за   ней убивается бывший однокурсник. Он никак не может выкинуть из сердца эту строптивую девицу, которая не воспринимает его всерьез. Кажется, трагедия неизбежна, но вдруг в душе главной героини просыпается большая любовь и все заканчивается хэппи-эндом. Вы спросите: «А при чем здесь яблочный вор и кто это такой?». Точно так же и зрители мучались в неведении чуть ли не до последних минут спектакля. Но не буду открывать всех секретов. Посмотрите пьесу и узнаете.

    На харьковской сцене «Яблочный вор» появился благодаря режиссеру Николаю Осипову. Несмотря на то, что его актеры пьют на сцене настоящее пиво и курят настоящие сигареты, он очень просит не воспринимать пьесу всерьез и ни на минуту не забывать, что это всего лишь театр.

    Кстати, если вы не попали на премьеру этой «лирической комедии с танцами, космонавтами, экстрасенсами и... большой любо-вью», вы сможете посмотреть спектакль в Доме актера 17 января.

    Юлия Ромашкина, "Теленеделя"

  • 01.03.2001.

    Центр современного искусства «НОВАЯ СЦЕНА» при поддержке АО МАКРОКАП ДЕВЕЛОПМЕНТ УКРАИНА представляют:

    11,12 марта, 19.00, «РУССКОЕ ТАН¬ГО», спектакль по пьесе П. Гладилина «Другой человек» (премьера). Дом актера.

    Петр Гладилин - современный популярный драматург, поэт, прозаик, сценограф. По образованию историк, философ, правовед. Автор известных пьес «Ботинки на толстой подошве», «Любовь как милитаризм», «Тачка во плоти», романа «Конец света» и т.д.

    Спектакль «Русское танго» является своеобразной лабораторией Любви с почти детективной историей с крутыми поворотами сюжета, когда невозможно предугадать, что можно ожидать от героев в следующую секунду.

    «Одна моя приятельница рассказала мне, как однажды проснулась и увидела рядом спя¬щего мужа, с которым она прожила много лет. На одно мгновение память опоздала к ее про¬буждению, и этого оказалось достаточно, что-бы не узнать собственного мужа в лицо. Она закричала от ужаса. Кто этот мужчина в моей постели?»

    Журнал "Харьков. Что.Где.Когда", март 2001 год