Ужин для троих

Новости и Пресса

Вернутся на главную
Показывать по:
  • 20.02.2005.
    ФРАНЦУЗСКИЕ "ВЫКРУТАСЫ"

    «Это очень простая и легкая французская комедия», - вот так лаконично и доходчиво режиссер центра современного искусства «Новая сцена» Николай Осипов охарактеризовал свою новую постановку «Как-нибудь выкрутимся!». Возможно, спектакль по произведению Марка Камолетти действительно было несложно воплотить на сцене. А вот о простоте сюжетных перипетий хочется поспорить. Что уж говорить о зрителях, если даже сами герои под конец запутались в своих любовных похождениях и вранье...

    Пересказать сюжет этой запутанной истории практически невозможно. Правда, один из персонажей в конце спектакля рискнул-таки доходчиво ответить на вопрос, что же тут происходит... В итоге получился довольно долгий блестящий монолог о том, кто же чья пассия на самом деле и кто кем и почему притворялся на этом празднике жизни. Такие аплодисменты мог бы заслужить разве что певец, удивительно долго удерживающий ноту! Мы же не будем повторять подвиг рассказчика и вдаваться в детали. Итак, вся каша заваривается вокруг стандартной жизненной ситуации: на время отъезда Жаклин ее благоверный Бернард пригласил к себе любовницу... Однако в их доме неожиданно появляется «друг семьи» Робер, к которому Жаклин явно неровно дышит. Ее планы ла вечер в компании любовницы своего мужа, резко меняются и она решает остаться дома. Действие начинает развиваться особо бурно с приходом пассии Бернарда. И хотя все четверо  сгорают от нетерпения скорее оказаться в одной постели с истинным предметом обожания, они продолжают врать друг другу в лицо и играть роли добропорядочных граждан.

    Еще одной невольной участницей сего действа становится кухарка из агентства. Однако вместо того, чтобы приготовить праздничный ужин, ей во имя спасения семьи приходится  поочередно примерять роли: актрисы, модели, любовницы и даже племянницы Робера. Но за «спасибо» практичная девица работать не привыкла! Каждое ее перевоплощение обходится заказчику в 200 франков!

    Самое интересное, что ухищрения Бернарда оказались не напрасными: его жена так и не поняла, что провела вечер в компании любовницы своего мужа.

    Среди декораций и реквизита особая роль в спектакле отведена столику со спиртным в левом углу сцены. Как истинные французы, герои на протяжении всей комедии «по чуть-чуть» прикладываются к заветным бутылочкам. Ведь без «поллитровки»  в этой истории, и правда, не разобраться!

    Действие на сцене сопровождается легкой французской музыкой. Правда, в кульминационный момент непринужденный фон сменяет «Rammstein».

    Особый французский шарм чувствуется и в костюмах, которые специально для спектакля подготовили руководитель детского театра моды «Ананас» Марина Моисеенко и дизайнер Ната Котова. А постановкой многочисленных танцевальных номеров занимался хореограф эстрадного театра «Карнавал» Игорь Попов.

    О творческих планах на будущее Николай Осипов решил не распространяться. Вместо ответа на вопрос о следующей премьере на «Новой сцене» он лишь загадочно улыбнулся и сказал, что это будет нечто более радикальное...
    Юлия Ромашкина, "Теленеделя", 14-20 февраля 2005 год
  • 16.02.2005.
    ГДЕ СМЕХ, ТАМ НЕ ГРЕХ

    Оригинальную комедию «Как-нибудь выкрутимся!» представил на подмостках Дома актера Центр современного искусства «Новая сцена» при финансовой поддержке фирмы «Макрокап Девелопмент Украина» (продюсер Дмитрий Кутовой). Постановщик Николай Осипов и его сорежиссер Александр Дербас немало поспособствовали тому, чтобы актеры в спектакле по-настоящему выкрутились на сцене. И не как-нибудь, а призывно крутя бедрами. А почему бы и нет?

    Если бы исполнители этой комедии положений вдобавок ко всем производимым эффектам — в том числе игривому кручению части ноги от таза до коленного сгиба — еще и пели, спектакль «Как-нибудь выкрутимся!» можно было бы с полным на то правом назвать удачным мюзиклом. Ибо все сущее в нем пронизано, акцентировано, одухотворено острыми музыкальными ритмами, органично согласующимися с пластическими движениями и речью актеров. Впрочем, прежде всего зрителей привлекает их, так сказать, телесно-сценическая красота, не лишенная, пожалуй, проблесков интеллекта.

    Однако, как ни крути, режиссер по пластике Дмитрий Попов не обошелся бы в создании своей тонко-эротической партитуры спектакля без «посредничества» автора пьесы — истинного француза Марка Камолетти. Уж он-то накрутил три связанные сердечными узами пары, которые «тасуются» между собой без особого разбора. На первый взгляд — без особого.

    Камолетти на берегах его Сены и не снилось, что зрители в Доме актера имени Леся Сердюка, выплескивая свои впечатления от увиденного на сцене, будут поочередно оглашать зал то зычным мужским хохотом, то звонким женским смешком: солидаризация публики по принадлежности к той или иной половине человечества нередко уступала место здоровому дружному смеху. Ну просто: «Смейся, смеево!..»

    И не грех было от души посмеяться над сюрпризами, которые на каждом шагу буквально подстерегали героев этой развлекательной комедии, озадаченных сакраментальным вопросом, периодически адресуемым друг к другу: «Вы кто?» В перерыве между поцелуями этот вопрос звучал довольно забавно. А все потому что шерше ля фам — Жаклин!

    Этой, видите ли, Жаклин, согласно сюжету Камолетти и «новосценовского» спектакля, захотелось резко изменить свое решение покинуть родные пенаты в выходной день и остаться дома. Наивная дамочка, она по своей беспечности не предполагала, как далеко могут зайти мужнины фантазии в ее отсутствие. В результате все смешалось в доме добропорядочных французских супругов. И понятно — зрителям! — почему гость дома Робер, будучи любовником этой Жаклин, настойчиво ударяет за поварихой по вызову Сюзеттой, уверенный в ее любовной связи со своим другом и хозяином уютной квартирки Бернардом. А тот — по известным только зрительской публике причинам — удаляет на кухню свою пассию, фотомодель Сюзанну, дабы ревнивая женушка ни о чем таком не догадалась. В общем, кавардак в духе самой непристойной антисоветчины...

    Веселая буржуазная кутерьма на сцене приправлена пикантной режиссерской изобретательностью. Сценограф Тарас Шигимага лишь обозначил входы в укромные комнатки для любовных утех, служившие прежним хозяевам дома... коровником и свинарником. Ху-ожник по свету — заслуженный работник культуры Украины Владимир Минаков залил яркими лучами прожекторов сценическую площадку и высветил до мельчайших подробностей гардероб каждого из героев этого представления-бурлеска, на которых вообще мало что было надето (но как!), а к финалу — и того меньше.

    Актеры играют на одном дыхании, экстравагантно, с виртуозной легкостью и почти французским шармом. А призывные покачивания бедрами их уморительно комичных персонажей (как женского, так и мужского пола), не теряющих присутствия духа даже в самых аховых ситуациях, вселяют в зрителей оптимизм.

    Можно ли говорить о полнокровных психологических, как говорили в старину, характерах, представленных на сцене? Впрочем, нужно ли затрагивать сии высокие материи? Ведь спектакль, так понравившийся всем без исключения зрителям, по жанру приближается к скетчам полузабытых сегодня театров эстрадных миниатюр, характерных неизбывной злободневностью на самые расхожие темы, остроумием, юмором с долей ненавязчивой иронии. И если слезы в психологической драме очищают душу, то смех — проветривает. Зрителям перепало немного лета среди снежной зимы. А одна из ретивых почитательниц премьерного спектакля отозвалась о нем предельно ясно: «Все просто супер!»

    Елена Седунова, газета "Событие", 10-16 февраля 2005 год
  • 08.02.2005.
    «НОВАЯ СЦЕНА»: «ВЫКРУТИТЬСЯ» УДАЛОСЬ!

    Вот уже несколько вечеров театр «Новая сцена» работает при полных аншлагах. Из-за нехватки мест стулья сносятся в зал из всех помещений Дома актера, а желающих попасть на премьеру уже не вмещает просторное фойе.

    И если бы вдруг купивших билеты на спектакль «Как-нибудь выкрутимся» по пьесе французского драматурга Марселя Камолетти посетило после премьеры разочарование, то, пожалуй, хватило одного дружного вздоха, дабы стереть с лица земли и сцену, и всех, кто на ней играл.

    К счастью, все происходит наоборот. В финале зритель ломится к сцене, но только для того, чтобы раньше других вручить полюбившемуся артисту цветы. Легкая ситуативная комедия давно не появлялась на наших сценах, а эта, поставленная режиссером Николаем Осиповым, сразила зрителя наповал. Царицей спектакля стала хорошо выстроенная, точно продуманная, изысканно ограненная комедийным жанром интрига. Уверен, что на современном этапе театра это случайное попадание, так как традиционно воспитанного в такой редкой художественной манере актера у нас, к сожалению, пока нет. Понятие каскадная или бурлескная исполнительская манера требует замены второго актерского плана серьезным и одновременно ироничным отношением к изображаемому персонажу. Этот прием долгое время не использовался режиссерами отечественного театра
    и со временем ушел в небытие. Трудно представить, какие творческие методы предпринял в работе с исполнителями режиссер-репетитор Александр Дербас, однако, судя по сложно выстроенным взаимоотношениям действующих лиц, он не искал той сценической правды, где логика поступка традиционно выстраивается по логике предлагаемых обстоятельств.
    Как мне показалось на основании увиденного, когда череда конфликтов достигла наивысшей, кульминационной точки (в пьесах с такой жанровой структурой, как правило, в этот момент уже многое становится ясным), развязка оставалась неразгаданной. Еще долго оставалось неясным, как из шесть раз запутанной интриги (а запутана она по количеству действующих лиц) нас выведут к понятному и определенному драматургом логическому исходу. Вывели благодаря тому, что сами не запутались в «многоголосье» характеров. Ансамблевая слаженность актеров очень похожа на хоровое пение, в котором каждый может быть солистом, но не имеет права запевать чужую партию. Эта говорит о том, что характерные ниши каждого актера четко обозначены в спектакле и не допускают в личные пределы соучастников без воли режиссера.


    Постараюсь воспроизвести орнамент изощренной интриги. Бернард (актер Петр Никитин) и Робер (актер Виталий Бондарев) решают провести вечер с полюбившейся Бернарду фотомоделью Сюзанной (актриса Марина Полищук), но для этого необхо
    димо избавиться от супруги Жаклин (актриса Юлия Савки-на), которая, случайно узнав, что вечером в их дом придет друг мужа и ее любовник Робер, находит причины, дабы не покидать семейный очаг. Пришедшую по вызову кухарку Сюзетту (актриса Ольга Солонецкая) растерявшиеся мужчины выдают за фотомодель, а появившаяся через некоторое время фотомодель вынуждена весь вечер играть роль неумелой кухарки. События закручиваются с такой быстротой, что от эмоционального накала и частой смены настроения начинает кружиться голова. Дабы не потерять ускользающую нить в калейдоскопе путаных фантазий, зрителям приходится жертвовать ответной реакцией на каскады остроумных шуток.
    Героиня Ольги Солонецкой мгновенно ориентируется в обилии непредсказуемых ситуаций, оценивая все происходящее намного раньше, чем это делаем мы, с трудом успевающие реагировать на ее быстрые и иронично точные выводы. Налицо яркая демонстрация еще одного забытого театром приема — опережающей инициативы, когда хозяином положения становится в спектакле не режиссер или реакция зрителей, а актер. Игра Ольги Солонецкой — блиц-турнир, в котором она уверенно выступает как победительница. Актриса в буквальном смысле слова "танцует" на острие бритвы, не допуская даже мысли сделать шаг в сторону, зная, - если потеряет равновесие, то добрая ирония моментально превратиться в заплесневелую, махровую пошлость. Кстати, такая опасность подстерегает не только ее одну.
    Персонажи пьесы Камолетти, рожденные в другой, малознакомой культуре, в нашем социуме могут легко поступиться своими нравственными принципами и из комедии положений превратиться в обитателей грязного фарса. То, что этого не произошло, - еще одна, самая, пожалуй, важная заслуга спектакля. Появление Джорджа (актер Сергей Дзялик) благополучно уравновешивает конфликтную ситуацию, заключая всех персонажей в круг не желаемых, а вынужденных интересов. Не изменяющиеся по ходу действия декорации Тараса Шигимаги явились функциональным объединяющим фоном. Практически у каждого героя имеется своя дверь, за которой он рассчитывает обрести то, ради чего появился в доме, символично использовавшемся ранее как подсобное помещение фермерского хозяйства. Под стать жанру подобрана музыка, без использования которой у каждого исполнителя в отдельности и у всего спектакля в целом вряд ли мог появиться выразительный пластический рисунок.

    Александр Анничев, газета "Время", 8 февраля 2005 год
  • 01.02.2005.

    НА КОМЕДИЮ "НОВОЙ СЦЕНЫ" РАСКУПЛЕНЫ ВСЕ БИЛЕТЫ

    Ажиотаж вокруг нового спектакля начался за две недели до премьеры.

    В центре современного искусства «Новая сцена» поставили французскую комедию Марка Камолетти «Как-нибудь выкрутимса!». Зрители называют ее лучшей, нз всего репертуара центра.

    Еще осенью на открытии сезона художественный руководитель центра Николаи Осипов заявил, что «Новая сцена» завязывает с комедиями и планирует заняться постановкой серьезных вещей. Не прошло и полгода, как на сцене центра премьера — французская комедия. Постановщиком выступил сам Николай Осипов. Как он объяснил, до этого ставили просто смешное, а теперь им с режиссером Александром Дербасом захотелось чего-то уж очень веселого. Сюжет спектакля простой, незамысловатый, типично французский. Муж, который отправляет в гости свою жену, у которой есть любовник, который приезжает в гости к мужу, который сам ждет в гости любовницу... Все собираются вместе, и семейные отношения превращаются в игру. Герои заигрываются настолько, что порой сами не могут вспомнить, кто они и кого играют. Зрители же кое-что из происходящего могут предугадать, но остается загадкой, как герои выкрутятся из щекотливой ситуации. Интрига сохраняется вплоть до финала. Все действо сопровождается зажигательной французской музыкой и хореографическими номерами, оживляющими отдельные сцены.

    В комедийном жанре «Новая сцена» — не новичок. В ее репертуаре имеются две комедийные постановки — «Яблочный вор» и «Черное молоко», которые, кстати, среди зрителей пользуются наибольшим успехом. Премьерный спектакль перещеголял все предыдущие и значительно опередил даже комедш, поставленные в академических театрах. Над новой постановкой трудилось рекордное для «Новой сцены» количество специалистов — более десяти. Пришлось задействовать хореографа, дизайнера по костюмам, двоих осветителей. Обычно команда была в два раза меньше, обходились без хореографических постановок и театральных костюмов.

    Ажиотаж вокруг будущей премьеры начался еще за две недели — уже тогда были раскуплены все билеты. Не смутила харьковских театралов даже цена от 10 до 15 гривен, хотя в тех же академических театрах билеты стоят от семи-восьми гривен. Хотя за полученное удовольствие не жалко было заплатить и вдвое больше. На премьере присутствовал капитан КВНовской команды «95-й квартал» Владимир Зеленский. КВНщик на эмоции и комментарии был достаточно скуп, но спектакль он нашел смешным.

    Виктория Боднар, "Вечерний Харьков", 1 февраля 2005 год
  • 12.11.2004.

    Одержимая», «Любоф-ф-ф», «Черное молоко» и «Белая ворона»...

    В прошедший понедельник на заседании секции театральных критиков при региональном НСТДУ члены жюри II городского фестиваля негосударственных театров поделились своими выводами с коллегами и представителями средств массовой информации.

    Открывался фестиваль негосударственных театров пьесой В. Сигарева «Черное молоко», поставленной режиссером Центра современного искусства Николаем Осиповым. Драматический сюжет развернулся на маленькой станции где-то в российской глубинке. В спектакле Осипова заняты актеры, хорошо знакомые харьковским зрителям по ролям, сыгранным когда-то на сценах государственных театров, — Сергей Дзялик, Ольга Руденко, Виталий Бондарев, Виктория Белая и Наталья Богуславская. Зрители отслеживали происходящее с пытливым интересом, так как диалоги в спектакле выстраивались по принципу пересказа сплетен. Драматическая сущность сюжета таким образом превращалась в живописный фон для множества комедийных несуразиц. Интересный замысел мог обрести оригинальную законченную художественную форму, но только в том случае, если бы драма и комедия не существовали отдельно, а объединялись в единую драматургическую концепцию. Именно концепцию, потому как сама по себе пьеса Сигарева концептуальна, ее герои не противостоят водовороту событий, их поступки, подчиняясь воле случая, практически не влияют на ход сюжета. Мне кажется, для сохранения единой жанровой структуры «Черное молоко» надо играть или без антракта (но тогда на наших глазах у героини должны принять внезапно начавшиеся роды), или перестроить сюжетную линию таким образом, чтобы она не дробилась на две одноактные пьесы.

    Я, входя в состав жюри, настаивал на присуждении исполнителю главной роли актеру Сергею Дзялику приза за лучшую мужскую ролъ. Но мои коллеги большинством голосов поддержали кандидатуру другого, не менее, но и не более достойного, артиста...

    Лауреат фестиваля "Осенние бенефисы" - 2004 г. в номинации - "Актуальная современная пьеса".

    Александр Анничев, газета "время", 11 ноября 2004 год.

  • 28.04.2004.

    "ЧЕРНОЕ МОЛОКО" ПРОЛИЛОСЬ БАЛЬЗАМОМ

    Нынче режиссеры все чаще берут пьесы не с книжной полки, а из Интернета. Директор центра современного искусства «Новая сцена» режиссер Николай Осипов на сей раз «вытянул» из «ящика» беспроигрышную для постановки драму В. Сигарева «Черное молоко». А актеры постарались насытить премьерный спектакль неприкрашенными страстями человеческими.

    В. Сигарев стремительно прорвался в первый эшелон современных российских драматургов. Несмотря на то, что его имя сравнительно недавно стало известным в ближнем и дальнем зарубежье, отечественные академические драмтеатры относятся к сигаревским пьесам с опаской. Умудренным мэтрам сцены есть о чем беспокоиться: персона-жи драматурга ничем внешне не примечательны, говорят простонародным языком, не исключая блатного арго, сюжеты, как правило, незамысловаты, «бенефисных» ролей в его пьесах нет, а кульминация в развитии драматургического действия вынесена за «скобки» или ловко «спрятана» в коротких репликах его героев. Нет разгона для спецэффектов.

    Но как ни пытались иные критики приписать В. Сигареву «чернуху» — не вышло. В его пьесах звучит высокая нравственная нота. Не раз ловила себя на том, что, сидя в зрительном зале, я не столько смотрела спектакль по Сигареву, сколько «слышала» его пьесу. Но...

    В этот раз — на спектакле «Черное молоко» — явленное на сцене будоражило взаимоотношениями молодых набивающих карманы подпольной торговлей героев-супругов, одному из которых открывалась не по шкале дензнаков цена бескорыстия и доброты. Доброты к родившемуся у молодоженов вне их ожидания ребенку, о котором позаботились случайные простые люди, обеспечившие сердечный уход и свежее молоко — вместо материнского, горького от курения.

    Спектакль воспринимался на одном дыхании, и не хотелось трезво рассуждать, удалась кому-то из актеров та или иная роль, не удалась... Оценки — что дензнаки. Не одаривать же ими избранных, более способных от природы к актерскому ремеслу, если спектакль благодаря «притертости» их персонажей друг к другу получился запоминающимся, добрым. Победа актеров Натальи Богуславской, Сергея Дзялика, Виктории Белой, Ольги Руденко, Виталия Бондарева — общая. Художественная. Нравственная.

    Елена Седунова, 22- 28 апреля 2004 г.

  • 01.04.2004.

    ГОРЕЧЬ "ЧЕРНОГО МОЛОКА"

    Центр современного искусства

    «Новая сцена»

    В. Сигарев «Черное молоко»

    Режиссер Н. Осипов

    К Международном дню театра Николай Осипов порадовал зрителей премьерой. Жанр спектакля «Черное молоко» обозначен как «комедия по-черному». И действительно — юмора в этой зарисовке современной российской действительности достаточно. Но какой-то он горький —как молоко у матерей, не сумевших вовремя расстаться с сигаретой. Именно о такой современной матери — молодой, но успевшей набраться разнообразного опыта, — и рассказывает нам драматург В. Сигарев. Вместе со своим супругом и компаньоном Левчиком она разъезжает по российской глубинке, торгуя всякой китайской дребеденью, обманывая доверчивых стариков и старух. Левчик в исполнении С. Дзялика нахален, весел и ретив. Цинизм и презрение к окружающим не просто стиль общения, это единственная возможность забыть о совести. Ибо совестливый человек в наше время много не заработает. И его молодая подруга (Н. Богуславская) ему под стать — грубая и резкая, таскающая огромные сумки, несмотря на беременность. Но случается непредвиденное — женщине приходится неожиданно рожать на глухом полустанке. Облапошенные деревенские бабы — кассирша Люся (В. Белая) и тетя Паша (О. Руденко) — совершенно бескорыстно помогают матери и ребенку. И что-то в героине меняется — от боли, от проклюнувшейся любви к родившейся дочке. Она вспоминает, что, кроме нелепой клички, есть у нее имя — Александра, Шура. И хочется ей попробовать побыть хорошей: добром платить за добро. Хочется пожить в покое — не ради денег, а ради людей. Все это Шура высказывает Левчику. Но начинающему бизнесмену такая подруга не нужна. Ему нужна привычная, тертая девка, готовая ради денег на все. И Шура не выдерживает — отрекается от веры в добро и покорно садится в опостылевший поезд — в прежнюю жизнь. Где она будет снова курить ментоловые сигареты, а маленькая дочь вместе с молоком матери будет всасывать черный опыт зла и ненависти.

    Полина Стрепетова, журнал "Харьков.Что.Где.Когда.", апрель 2004 год.

  • 18.02.2004.

    НЕ ВИШНЕВЫЙ САД

     

    «Нужны новые формы»,— говорил чеховский Трёплев. «Не боимся новых форм!» — заявляет сегодня лидер антрепризного театра «Новая сцена» Николай Осипов. И падкие на театральные новинки зрители атакуют Дом актера в дни показа спектакля «Яблочный вор» Ксении Драгунской - драматурга поколения молодых и «шершавых».

     

    «Кавалерийский налет» Драгунской успели испытать на себе уже несколько российских театров. «Яблочный вор» идет на сцене Московского театра сатиры, а другой спектакль по ее пьесе с не менее замысловатым названием «Ощущение бороды» — в Центре драматургии и режиссуры под руководством Алексея Казанцева и Михаила Рощина. Не встретились бы на пути Ксении эти «взрослые», некогда маститые, а сегодня порядком подрастерявшие свою былую популярность мастера драматургического цеха, не стала бы она столь скандально известной. Впрочем, ее пьесы вызывают разные, порой удивительно контрастные оценки.

    Создатели спектакля «Яблочный вор» (постановка Николая Осипова, режиссура Александра Дербаса) взвалили на себя нелегкую ношу: сюжета в его привычном понимании в пьесе нет, действия почти нет, а драматические ситуации под пером московской знаменитости легко превращаются в анекдотические. И приходится главной героине спектакля Фоминой на глазах у изумленных, зрителей в одиночестве заниматься прозаической домашней работой, поддерживая связь с внешним миром в основном по телефону.

    Но что означает странное словосочетание «яблочный вор», давшее название сему действу? Это становится понятно публике ближе к концу спектакля, когда один из героев признается в наслаждении раз в году красть яблоки под носом у хозяев. Причем «не корысти ради». Разбойничьи

    набеги этого преуспевающего бизнесмена в компании таких же, как он, «упакованных» приятелей — своеобразный ритуал, дань общей ностальгии по «яблочному» детству.

     

     

    Островки незатейливых приключений необходимы героям лирико-комедийного спектакля, уютно чувствующим себя в «коротких штанишках». Ведь они, согласно характеристике Ксении, — «одинокие дети, затаившие свои смешные детские мечты, которым никогда не сбыться».

    Конфликт спектакля (как и пьесы) размыт. Это скорее всего какой-то «любовный пятиугольник»: вся мужская команда сценических героев любит Фомину. Сама же она не видит, на кого бы израсходовать

    запасы чувства, а «любовный опыт» близкой подруги, стремящейся выйти замуж за экстрасенса или космонавта, ничего не добавляет к ее собственному. Люди, как дети, играют каждый в свои игрушки, а в случае угрозы проявлениям их капризов готовы крикнуть: «Уходи из моей песочницы!» Что-то похожее изрекает Фомина, прося воздыхателя не звонить ей больше...

     

    В меру своих способностей исполнители ролей пытались по старинке психологически оправдать свое присутствие на сцене, хотя мотивация поведения их героев так и не прояснились. Впрочем, откуда же взяться ясности, если в произведении Драгунской и тема-то не совсем определена, а тем более напрочь отсутствует интонация и позиция автора. А раз так, то никакими актерско-режиссерскими методами сценического воплощения ее «Яблочного вора» не спасти, будь они хоть трижды новыми.

    Что можно сказать о реакции зрительного зала?.. Симпатии зрителей были на стороне Фоминой. Ей хотелось сопереживать, верить, что она найдет выход из дурацких тупиковых ситуаций.

    Кстати, публика почуяла-таки некую новизну — в использовании обиходных словечек и ненормативной лексики, в абстрагировании от конкретики всего происходящего на сцене, в несоответствии костюмов какому-то определенному времени года...

    А финал спектакля позабавил всех зрителей без исключения. Фомина узнала, что хозяин яблок выстрелил в ее обожателя при попытке к краже. А он, обожатель, вдруг явился к ней живой-живехонек. «Теперь она его полюбит», — вздохнул зритель. И точно, благодаря придуманной кем-то из героев истории в яблоневом саду конфликт спектакля счастливо разрешился.

    В общем, это вам не «Вишневый сад»...


    Елена Седунова, "Событие", 12-18 февраля 2004 год
  • 01.01.2004.

    ЯБЛОЧНАЯ ИСТОРИЯ

    Центр современного искусства «Новая сцена»

    К. Драгунская «Яблочный вор»

    Постановка Н. Осипова

    Сценография Т. Шигимаги

    В спектакле заняты:

    Н. Богуславская, П. Никитин, В. Бондарев, М. Полищук, 0. Власов

    Последняя премьера уходящего года в театре «Новая сцена» — еще одна история о любви, которая началась с яблок. Вернее, яблоками закончилась. И поскольку автор пьесы — женщина, то воровать плоды с древа познания добра и зла на сей раз пришлось мужчине.

    Сергей Степцов, роль которого со сдержанным достоинством исполнил Петр Никитин, — преуспевающий бизнесмен, в жизни которого есть все, кроме любимой женщины. Любимой давно, еще с институтской скамьи. Знаете, есть такие женщины: вроде бы ничего особенного, но влюбляют в себя однажды и навсегда, и память о них не вытравить ни многочисленными браками, ни кругосветными путешествиями. Такова Аня Фомина, живущая в стареньком бревенчатом доме где-то в Подмосковье, что-то пишущая, ни от кого не зависящая. Наталья Богуславская показывает нам женщину резковатую, колючую, гордую, не желающую любви из жалости. Но при этом грубовато-добрую к друзьям.

    История отношений Ани со Степцовым сдвинулась с мертвой точки только тогда, когда она узнала о его, якобы, кончине. Именно эта мальчишеская выходка помогла Сергею завоевать любимую. В солидном предпринимателе Степцове вообще много неизжитого детства. Например, упорная приверженность давнему обычаю воровать яблоки в осенних садах. Что вы смеетесь? Кто-то в баню под Новый год ходит, а кто-то дружеской компанией сады обносит — ритуал, ощущение тесного мужского братства. Тем более что подстрелить из берданки и правда могут. Главное, что Аня на розыгрыш не обиделась. Может быть, дело в том, что она — из породы тех классических русских женщин, для которых главное — пожалеть большого сильного мужчину, крылом его приосенить. А там и до любви рукой подать.
    Эта предновогодняя сказка показалась бы сентиментальной, если бы не сдержанное веселье разнообразных дурацких ситуаций. Как сказано в подзаголовке — «лирическая комедия с танцами, космонавтами, экстрасенсами...». Космонавта, экстрасенса, а также чистильщика сапог, ларешника «восточной национальности» изобретательно и разнообразно воплощает в постановке Олег Власов.
    Итак, Аня и Сергей делают шаг навстречу друг другу. И на их счастливые запрокинутые лица падает первый снег — непременный участник всякой городской идиллии...
    Полина Стрепетова, журнал "Харьков.Что.Где.Когда"
  • 01.01.2004.

    "ЯБЛОЧНЫЙ ВОР" ПО-ХАРЬКОВСКИ

    ПЕРЕД САМЫМ НОВЫМ ГОДОМ ТЕАТР СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА «НОВАЯ СЦЕНА» ПРЕЗЕНТОВАЛ ПОСЛЕДНЮЮ В ЭТОМ СЕЗОНЕ ПРЕМЬЕРУ - ПЬЕСУ МОСКОВСКОЙ ПИСАТЕЛЬНИЦЫ КСЕНИИ ДРАГУНСКОЙ «ЯБЛОЧНЫЙ ВОР».

    Автор пьесы — потомственная современная писательница, дочь Виктора Драгунского, перу которого, к примеру, принадлежат ставшие классикой детской литературы «Денискины рассказы».

    «Повзрослеть человек не успевает. Жизнь слишком короткая. Все люди — дети. Одинокие дети, затаившие свои смешные детские мечты...» — считает Ксения. И именно такие не успевшие повзрослеть, но прожившие на белом свете уже по три десятка лет одинокие люди  становятся ее героями. Все они поняли, что жизнь коротка и быстротечна, но ведут себя абсолютно по-разному. Так, одна дама судорожно ищет вторую половинку, но ей почему-то не везет. То экстрасенс попадется, из-за которого дома все цветы вянут,-то «командир корабля многоразового использования», которого никак не вернут на Землю. Но она не отчаивается, а продолжает активно искать в надежде хоть за кого-нибудь выйти замуж.

    А вот главной героине лишь бы кто не нужен. Ей непременно подавай большую любовь. Но искать ее она не собирается. Эта сильная женщина, в недалеком прошлом — секретарь комитета  комсомола, просто ждет... А тем временем, пока она в одиночестве отважно изучает руководство по эксплуатации стиральной машины, чинит лопату и вскапывает огород, за   ней убивается бывший однокурсник. Он никак не может выкинуть из сердца эту строптивую девицу, которая не воспринимает его всерьез. Кажется, трагедия неизбежна, но вдруг в душе главной героини просыпается большая любовь и все заканчивается хэппи-эндом. Вы спросите: «А при чем здесь яблочный вор и кто это такой?». Точно так же и зрители мучались в неведении чуть ли не до последних минут спектакля. Но не буду открывать всех секретов. Посмотрите пьесу и узнаете.

    На харьковской сцене «Яблочный вор» появился благодаря режиссеру Николаю Осипову. Несмотря на то, что его актеры пьют на сцене настоящее пиво и курят настоящие сигареты, он очень просит не воспринимать пьесу всерьез и ни на минуту не забывать, что это всего лишь театр.

    Кстати, если вы не попали на премьеру этой «лирической комедии с танцами, космонавтами, экстрасенсами и... большой любо-вью», вы сможете посмотреть спектакль в Доме актера 17 января.

    Юлия Ромашкина, "Теленеделя"

  • 06.11.2003.

    "Отражения" Тома Стоппарда в исполнении актеров театра "Новая сцена".

    Любовь к искусству или Искусство любви

    Анна Бровко,

    Медиа-группа «Объектив»

     

    Если 100 % натуральный сок может быть восстановленным из концентрата и  при этом оставаться достаточно натуральным, то кто сказал, что нельзя так же поступать со спектаклями? Постановка, подзабытая зрителями, плюс небольшая доработка, плюс декорации и костюмы, равно популярная постановка. Дамы и господа, только на сцене Дома Актера, только в исполнении актеров театра "Новая сцена" восстановленный из натуральной концентрированной пьесы Тома Стоппарда "The Real Thing" спектакль "Отражения".

     

    Иногда название пьесы переводят как "Истинное". Мне кажется, такой вариант лучше ОТРАЖАЕТ её суть. Ведь речь идет об искусстве и о любви (а заодно и о любви к искусству и искусстве любви)!

     

    Премьера «Отражений» состоялась около трех лет назад, но последний год ее на сцене харьковского Дома Актера не давали.

    «Любой спектакль переживает какие-то собственные состояния. И наступает период, когда спектакль нужно дополнительно репетировать, - признается  режиссер «Новой сцены» Николай Осипов. - Время меняется, мы меняемся, наш взгляд на мир меняется. Когда мы начинали репетировать этот спектакль, с моей точки зрения он был хороший, но на сегодняшний день, по сравнению с другими нашими спектаклями, он несколько тяжеловесен. Но изменять что-то в таком потоке, когда репетируем новый спектакль, играем старые, потратить пару недель на репетиции, не хватает ни времени, ни сил, да иногда и желания. Поэтому проще было его отставить».

     

    Прошел год. Спектакль, стал живее, подвижнее, в нем появилось больше иронии и самоиронии. Создать рок-н-ролльную атмосферу на сцене и в зрительном зале еще не совсем удалось, говорит режиссер. В самой пьесе много ссылок на конкретную музыку. Большинство мелодий, задуманных Томом Стоппардом, Николай Осипов нашел. Например, в спектакле используется одна и та же мелодия Баха в академическом исполнении, в джазовом и в рок-н-ролльном.

     

    Действующие лица - две супружеские пары. Героям на вид тридцать пять - сорок лет (так утверждает автор пьесы). Макс и Анни, Генри и Шарлотта. Анни любит Генри, знаменитого драматурга. Он тоже ее любит, но не сразу решается разорвать отношения с семьей.

     

    Мелодрама, как заявлено в афише, это только одна сторона произведения. По мнению Николая Осипова, не самая важная.

    «На самом деле, одна из главных тем не внешняя мелодрама, а дискуссия об искусстве, - утверждает режиссер. - Если название пьесы переводить как «Истинное», как раз получается что основная тема пьесы – искусство. Что истинное, что не истинное? Что есть настоящее? Если у меня есть настоящая тема, если я пережил какие-то потрясения в жизни или попал в какие-то очень драматические ситуации, я хочу об этом говорить, но мне недостаточно профессионализма. Это истинное или не истинное? С другой стороны, я выдающийся писатель, я владею словом, композицией, структурой, но у меня такой темы нет. Я напишу истинное или не истинное?

    Но мы оставили название «Отражения», потому что тут тоже есть смысл. Все что написано драматургом в виде вымысла, начинает происходить в его собственной жизни. Так бывает. Так было у меня, у моих знакомых. Ты сыграешь или поставишь спектакль. А потому вдруг начинает происходить что-то очень похожее в твоей жизни. Потом это жизненное переливается снова на сцену. С одной стороны – это отражения между искусством и жизнью. А с другой…»

     

    С другой стороны, режиссер нашел множество оправданий такому варианту перевода названия пьесы. Чтобы все переварить, мне нужно еще раз сходить на спектакль. «Некоторые спектакли полезно смотреть несколько раз,  - утешает меня Николай Осипов. - Мы не можем все время делать чистые комедии, это не правильно. Мы не будем превращаться в театр, который занимается только зарабатыванием денег».

     

    Режиссер поставил тонкий спектакль, без ярких акцентов, где не все прямолинейно, не все однозначно… Сам драматургический материал, по словам Николая Осипова, с одной стороны, предполагает наличие у читателей жизненного опыта. Люди, которые прошли через похожие  ситуации в жизни, понимают больше нюансов, больше юмора, который заложен в произведении Стоппарда. Но с другой стороны, молодым людям стоит посмотреть такой спектакль, чтобы поучиться на чужих ошибках. И это одно из оправданий театрального искусства. 

     

  • 01.03.2001.

    Центр современного искусства «НОВАЯ СЦЕНА» при поддержке АО МАКРОКАП ДЕВЕЛОПМЕНТ УКРАИНА представляют:

    11,12 марта, 19.00, «РУССКОЕ ТАН¬ГО», спектакль по пьесе П. Гладилина «Другой человек» (премьера). Дом актера.

    Петр Гладилин - современный популярный драматург, поэт, прозаик, сценограф. По образованию историк, философ, правовед. Автор известных пьес «Ботинки на толстой подошве», «Любовь как милитаризм», «Тачка во плоти», романа «Конец света» и т.д.

    Спектакль «Русское танго» является своеобразной лабораторией Любви с почти детективной историей с крутыми поворотами сюжета, когда невозможно предугадать, что можно ожидать от героев в следующую секунду.

    «Одна моя приятельница рассказала мне, как однажды проснулась и увидела рядом спя¬щего мужа, с которым она прожила много лет. На одно мгновение память опоздала к ее про¬буждению, и этого оказалось достаточно, что-бы не узнать собственного мужа в лицо. Она закричала от ужаса. Кто этот мужчина в моей постели?»

    Журнал "Харьков. Что.Где.Когда", март 2001 год